Трудное детство - тяжелое наследие

22 Июля 2010
Автор: Ольга ДУТОВА Трудное детство - тяжелое наследие

Каждое рабочее утро инспектора по делам несовершеннолетних УВД по городу Томску Александры Папылевой начинается так: вначале - бумажная работа, а потом – поход «по адресам»,  к неблагополучным семьям. В одних  проживают подростки, совершавшие преступления. В других - «горе-родители», лишенные родительских прав. Каково быть инспектором, корреспондент «ГН» проверила на себе, проработав день вместе с Александрой.

 

Девушка без страха и упрека

 

Александре Папылевой всего 21, но уже второй год она работает в милиции. Хрупкая девушка ходит одна (!) к «неблагополучным» в районе спичфабрики и  Иркутского тракта.

- Я мечтала работать в органах с самого детства: у нас в семье фактически все - милиционеры, - рассказывает Александра. – Страшно ли мне ходить по домам в одиночку? Нет!  Я для себя изначально решила: это моя работа, и я не должна никого бояться.

А ведь бывает, что инспектор попадет на «адресе» в самый разгар «веселья», где алкоголь, наркотики… В такие моменты о себе чего только не наслушаешься!

- Но, чтобы в драку лезли, такого не было, - продолжает Александра. - Вот зимой я была в селе Аникино: там пьяный дедушка как начал ругаться! Но я спокойно перешла с «больной» темы на обсуждение жизни в целом. И психологический подход помог: мужчина успокоился.

Работа инспектора по делам несовершеннолетних заставляет выкладываться полностью, и это счастье, что рядом есть любимый человек, который относится ко всему с терпением.

- Мой парень ценит то, что я служу в органах, - отмечает Александра. - Всем с гордостью говорит, что его девушка – милиционер! Конечно, и ругает, когда я допоздна задерживаюсь. Но одновременно понимает меня и поддерживает. Иногда я прошу его вместе сходить на «адрес»: ведь в домах встречаются собаки, их боюсь!

За каждого «трудного» ребенка Александра волнуется, как за своего: говорит, ей больше всего жаль детей, когда отвозишь их в приют. Но что делать? Там хотя бы ребенок будет одет и накормлен.

 

«Мама умерла? Ну и что!»

 

И вот мы вместе с  Александрой  Папылевой идем по «адресам». В первом доме  проживает женщина, у которой забрали детей в приют: нерадивая мамаша пьет, и двое ребятишек воспитывались в ужасных условиях. Таких родителей  инспектор посещает регулярно в надежде, что кто-то из них одумается и пожелает забрать ребят домой. Но это случается редко.

Вот и на сей раз деревянный дом с покосившимися воротами оказался пуст. В щелястой, как решето, прихожей лежал непонятного цвета палас и висели нечистые вещи. Поражал ужасный запах: недалеко громоздилась куча бытовых отходов, которые хозяйка просто выбрасывает  возле дома. Глядя на эту картину, становилось понятно, что забирать назад детей  женщина не собирается…  И какой благодарности ждать ей от своих чад?

По дороге на другой «адрес» Александра рассказывает на эту тему грустный случай, как однажды у одной «неблагополучной» женщины, к тому же больной раком, хотели забрать детей, а она их не отдавала. Но однажды сама привела ребятишек в приют и отправилась на операцию. Из больницы уже не вышла: умерла на операционном столе. Однако тяжелое детство, которое она подарила детям, успело сказаться на их психике. Услышав о смерти матери, те в ответ лишь рассмеялись и спокойно заявили: «Ну и что!».

 

Вовка – не из анекдота

 

В следующем доме, в который мы пришли, живет 14-летний Вовка: «бандит» со стажем, на которого не могут найти управы даже собственные родители. Хотя им самим тоже есть чем «похвастаться»: отец сидит в тюрьме за воровство, и у матери есть судимость. Однажды, когда сына  хотели поместить в Центр временного содержания на 30 суток, она в зале суда оскорбила инспектора по делам несовершеннолетних и ударила ее сумкой. По данному факту возбудили уголовное дело, и женщине дали условный срок. Но вскоре та ушла в запой и не приходила отмечаться. Позже ее «закрыли» в тюрьму на год.

Увидев Александру Папылеву на пороге дома, хозяева (мама, бабушка и дед Вовки) отреагировали: «Какие люди!». Видно, что милиционеры у них – частые гости…

- У меня дома ремонт, беспорядок, - предупредила мать, с виду женщина приличная.

Дома  действительно можно было «ногу свернуть». Когда мы перешагнули через завалы, родственники вывели Вовку, на что тот ответил протяжным и слегка злым вздохом:

- Оой, опять…

И присел на стул напротив инспектора.

- Я вот с журналистом к тебе пришла: будем про тебя статью делать, какой ты, - начала Александра. – Если уж ты никого не боишься, может, хоть так поймешь.

- Ну не надо же, сказал! – грубо воскликнул подопечный и начал отворачивать лицо от  фотоаппарата.

В первых числах июля Вовка ушел из дома на неделю (как он делал уже не раз). Позже выяснилось, что он угнал два велосипеда, хотя в гараже у него стоит собственный. Скорее всего, это не единственное преступление, которое совершил подросток за данное время: ведь чем-то же он питался!

- Он не сам пакостит: кто-то его заставляет, - выгораживает внука бабушка. - Вовка -  слабохарактерный.

Однако «слабохарактерность» подростка – утверждение спорное. Когда одна хозяйка велосипеда готова была забрать заявление из милиции, если Вова попросит у нее прощения, тот лишь накричал на нее…

А еще он говорит, что «сживет со свету» своего классного руководителя. Поскольку якобы та придирается, доводит его до слез.

- Так-то у Вовы руки золотые, - отмечает бабушка. – Они вот с дедом баню построили. Дед в нем души не чает!

Но однажды Вовка позвонил в свою школу: сообщил, что ее заминировали. Но его вычислили и возбудили уголовное дело. Кстати, был он и в спецшколе закрытого типа. Но, видимо, и это не помогло. Его мать даже боится хорошенько всыпать ремня своему отпрыску за проделки:

- Он уже большой, как я его бить-то буду! - поясняет.

А отцу нет дела. Вот скоро он освободится, и опять «понесется душа в рай».

Плохо, если Вовка не исправится. А еще хуже будет, если его маленькая сестренка, когда вырастет, пойдет по стопам старших и среда затянет…

Хотя… Случается, что дети встают с «кривой» на ровную дорожку. Для этого  инспектора по делам несовершеннолетних и работают. Каждый день, как могут, стараются помочь каждой неблагополучной семье, чтобы трудное детство не стало приговором.

Наверх