Путешествие во времени

20 Мая 2010
Автор: Ирина ЧУРСИНОВА. Путешествие во времени

Сила идеи

 

Историей родного края парабельцы интересовались всегда. Еще в 1930 году в поселке был организован первый краеведческий музей, у истоков которого стояли ученые Ильин, Биллевич и Кутафьев. Уже через 5 лет удалось собрать столь богатую коллекцию, что музей перерос уровень местного значения и получил статус окружного. И тут свою роль сыграли амбиции центра. В 1936 году все экспонаты, связанные с историко–культурным наследием территории, были переданы администрации округа и стали основой для образования Колпашевского краеведческого музея.

Однако в 1987 г. к идее краеведения вернулись. И по распоряжению председателя райисполкома Николая Кобелева приступили к созданию нового музея с единственным выставочным залом. Вся нагрузка по сбору материалов легла на плечи энтузиастов, творцов и просто неравнодушных жителей поселка. Так появился один из лучших в Томской области историко–краеведческих музеев.

Сегодня его директор и краевед Татьяна Аминова вспоминает, как 23 года назад ей неожиданно пришлось поменять свою специальность. К этому времени они с мужем уже 12 лет жили в Парабели. Он работал начальником нефтеперекачивающей станции, она – в Управлении нефтепроводом. И все их устраивало. Но было у Татьяны одно хобби – она умела и любила рисовать. В районо про увлечение Аминовой узнали и предложили ей принять участие в оформлении музея. С этого все и началось.

 

Эффект «исторического» воспитания

 

Новая сфера деятельности не была для Татьяны Валентиновны малопонятной. Она родилась в Чернигове, жила во Львове, училась в Таганроге. Ее всегда окружали символы прошедших эпох, археологические артефакты, памятники архитектуры, искусства и религиозного зодчества. История для нее была частью сложной реальности. И в ее воспитание плотно вошло такое понятие, как культурология, в которой изучению местных традиций и ценностей отводится решающая роль.

К тому же Татьяна, как человек творческий и одухотворенный, полюбила этот парабельский край с его легендарной историей, уникальным социальным опытом, укладом, этносом и обычаями.

Но организовать музей с нуля было непросто. Надо было начинать с природной экспозиции, а из образцов местной фауны имелись только чучела глухаря, совы да белочки. Дополнительно требовалось передать особенности рельефа, географии и климата региона. Не говоря уже о том, что Аминова сразу решила задать хороший уровень в дизайне и общей эстетике музейного интерьера. Чтобы экспозиция несла не только информационную нагрузку, но и особый эмоциональный настрой, а пространство имело необычную организацию и создавало иллюзию погружения в него. И все удалось.

 

Путь к Родине в малом формате

 

Помощь в реализации задумок оказали районный художник Владимир Запольский и местные таксидермисты Павел Михайлов и Виктор Чибриков. В оформлении музея появились витражи, географические карты и панорамный барельеф, рассказывающий о развитие жизни на Земле от архейской до кайнозойской эры. В стеклянных кубических витринах разместились и сами экспонаты – лисицы, бобры, орлы, лебеди, журавли… Существенный вклад в коллекцию фауны внесли нефтяники, подарив музею личные трофеи – чучела медведя и росомахи.

Теперь самобытный сибирский край с его обитателями рек, озер и тайги представлен достойно. Здесь даже есть экспонаты из далекого «плейстоценового» прошлого парабельской земли. Так, у барельефа геологических эр ледниковый период обозначают найденные на территории района окаменелости шерстистого носорога, бивень мамонта и череп первобытного бизона.

Следующим этапом стало открытие зала истории. На этом пути возникли уже более серьезные проблемы. Одни заключались в слабой археологической изученности Парабели. Другие – в том, что главные свидетельства исторических процессов, верований и обычаев поколениями хранились в семьях старожилов. И чтобы этот уникальный материал оказался в музее, пришлось вести большую работу среди населения. И, наконец, особая страница в жизни края, связанная со спецпереселенцами и политическими ссыльными, во многом была еще засекречена. Да и доступная часть архивов требовала кропотливого анализа и систематизации.

 

 Магия «обретенных времен»

 

И, тем не менее, через год экспозиция открылась. Сегодня она насчитывает более 500 экспонатов, занимает два зала, дворовую территорию и предлагает начать увлекательное путешествие «во времени» как минимум за 1000 лет до нашей эры.

Сначала происходит знакомство с фрагментами керамики эпохи поздней бронзы, скифо–сибирским звериным стилем и зооморфными кулайскими фигурками железного века, а затем с культовыми образцами раннего средневековья из могильника Релка.

Далее посетитель погружается в быт и культуру южных селькупов – одного из коренных народов Сибири. В XIII веке они были оттеснены вторжением тюрков к Среднему Приобью и обосновались на севере Парабельского района. В экспозиции воссозданы жилище, лабазы, фигурки идолов, орудия труда, луки для ловли рыбы… Есть здесь и подлинные предметы вещного мира селькупов. Например, ловушки на зверя или их традиционное средство передвижения – ручные нарты. Возможно, именно на таких нартах путешествовал по Сибири один из самых удивительных языковедов мира – Маттиас Кастрен, изучавший местные диалекты.

А вот и позднее средневековье. Макет Нарымского острога. После его появления племенное объединение селькупов «Пегая орда» вместе с парабельскими князцами начинает подчиняться Москве.

Особо ценным экспонатом данного периода является бердыш – настоящий боевой топор казаков, участвовавших в походе Ермака против Кучума. А также «мирная» бляшка. Она указывает на давние торговые контакты коренного населения с русским людом. Кстати, по мнению Татьяны Аминовой, новгородские купцы, которые уже с XI века проникали за Урал в поисках пушнины, могли добраться и до Среднего Приобья и еще до массовой колонизации частично освоить эти земли. Даже основание села Парабель она связывает с поморскими крестьянами, о чем упоминает в своей книге «Под родным кровом».

 

В поиске корней и смыслов

 

 Конечно, эта версия спорная, но потомки поморов здесь все–таки есть. И вообще именно к русским сибирякам – чалдонам, старообрядцам, вольным и ссыльным поселенцам – Татьяна Валентиновна относится очень трепетно. Ведь от них ведут свой род нынешние поколения. Поэтому им посвящена и уже названная книга, и значительная часть экспозиции. В основном это рассказ о жизни отдельных людей и многочисленных семейств. Вызывает интерес драматическая судьба эсера и врача Дмитрия Донского, священника Парабельской церкви отца Малахия, история старинного рода Голещихиных, Нестеровых, Кошкиных…

Былое края оживает и в интерьере крестьянской избы с русской печкой и кухонной утварью, в убранстве горницы, где киот с иконами, шкаф с книгами, патефон и венские стулья от потомков купеческой семьи Луговских. С помощью архивов Нарымского НКВД, воспоминаний и найденной техники 30–х годов удалось передать атмосферу нелегкого труда спецпереселенцев.

Стоит заметить, что «русский» фрагмент экспозиции создавался при активном участии селян. Они несли в музей свои реликвии, фотографии и столетние ружья, причудливые вафельницы, кадочки и бралки… И теперь здесь есть частичка фактически каждой парабельской семьи. Возможно, поэтому сюда тянутся люди, и в музее постоянно проходят школьные уроки, экскурсии, народные праздники и гулянья.

А тем временем в районе происходят все новые события, и Аминова заносит их в музейную летопись. Так, оформился стенд знаменитых земляков–современников, среди которых, например, писатель Вениамин Колыхалов и гармонисты братья Заволокины. Да и сам музей уже является предметом гордости парабельцев. Он настолько сумел отличиться на первом музейном форуме «Культурное наследие Томской области», что второй прошел именно в Парабели.

Но, главное, Аминова доказала, что обычный краеведческий музей может стать настоящим источником духовного возрождения, центром обретения исторической памяти, национального опыта и самосознания. Стремилась ли она к этому изначально? Или так получается всегда, когда в дело вкладываешь душу и слушаешь, как, пролетая над селом птичьи стаи, заливаясь, напевают имя ставшего тебе родным края.

 

В посвисте лесной свиристели ей слышится название села «Пар–ра–бель», и она уверена, что нет на сибирских просторах места с более мелодичным и загадочным именем.

Наверх