Виктор Шпрингель, доцент кафедры банковского дела Высшей школы экономики: «Нынешняя ситуация не имеет ничего общего с дефолтом 1998 года»

21 Октября 2008
Автор: Александр Зюзяев. Фото: Рис. Валентина Дружинина. Виктор Шпрингель, доцент кафедры банковского дела Высшей школы экономики: «Нынешняя ситуация не имеет ничего общего с дефолтом 1998 года»

Гражданам не стоит переживать о сохранности своих сбережений

Фондовый рынок лихорадит. Власти убеждают, что держат ситуацию под контролем. Но напряжение в обществе нарастает. Что будет с ценами на недвижимость? Как сохранить сбережения? Советует доцент кафедры банковского дела Высшей школы экономики Виктор ШПРИНГЕЛЬ.
 
Нужно гарантировать все вклады
 
- Виктор Кимович, в России понятие «финансовый кризис» зачастую уравнивают с дефолтом 1998 года...
 
- Финансовый кризис пришел в Россию - он уже с нами. Что же касается дефолта, то его не будет. В 98-м году речь шла о невозможности государства расплатиться по своим обязательствам - ГКО. Сейчас же ситуация обратная: деньги есть как раз у государства, а у частного сектора их нет.
 
- Что общего между дефолтом десятилетней давности и нынешними финансовыми проблемами в России?
 
- Общих черт мало. У кризиса 1998 года было два основных источника. Первый - безрассудная финансовая политика государства, которое в условиях слабой налоговой системы напечатало  огромное количество ГКО, что привело к гигантским долгам. Вторая причина - резкое падение цен на нефть. 
 
Не скажу, что ситуация сейчас ровно обратная, потому что цены на нефть снижаются. Но не до 10 долларов за баррель, как в 1998 году, а до 70 - 80. А это терпимая цена. С другой стороны, государство многому научилось на примере 1998 года и поэтому тех же ошибок не делает.
 
Правительство и Центробанк действуют в пожарной ситуации. Из того пакета мер, которые были приняты до недавнего времени, пока сработало только снижение ставок резервирования на 4%, это высвободило около 150 млрд. рублей для банковской системы и позволило немного разрулить проблемы с недостатком капиталов. Решение о выделении денег госбанкам действует контрпродуктивно. Потому что непонятны критерии, по которым эти деньги будут распределяться дальше. Госбанки сидят на деньгах и никому их не дают. Хотя сейчас нужно действовать очень быстро и эффективно. И не стесняться перенимать какие-то решения, которые сейчас принимаются на Западе, потому что Запад раньше столкнулся с этими проблемами.
 
- Какие меры могли подойти России?
 
- Речь могла бы идти о двух очень важных шагах. Первый - гарантии по  всем вкладам, которые есть в банках.
 
- В том числе и депозиты больше 700 тысяч рублей, которые с 1 октября гарантированы Агентством по страхованию вкладов?
 
- Сейчас гарантии распространяются на вклады до 700 тысяч рублей, это  98% от всех вкладов, которые хранятся в банках. Депозиты свыше 700 тысяч принадлежат людям, которые непосредственно связаны с банком. Они первыми узнают о существовании проблемы, первыми вытащат деньги из банка. Потом бабушка придет, а забирать нечего. Во-вторых, пора воссоздать организацию, которая существовала до 1998 года и называлась Агентством по реструктуризации кредитных организаций. Эта организация по совершенно прозрачным схемам скупала бы долги у банков, таким образом, вливая деньги в банковскую систему. Как показала и наша практика, и практика других стран, работают только те меры, которые предназначены для всех.
 
Пока ипотека - слишком опасная игра
 
- Долго еще кризис будет терзать страну?
 
- Этого никто не знает. Казахстан, например, год назад был в такой же ситуации, как и Россия сейчас. За это время цены на недвижимость у них упали вдвое.
 
У России по сравнению с Казахстаном более устойчивая экономика. Мы меньше зависим от западных рынков, у нас ниже уровень задолженности, больше золотовалютные резервы. Поэтому до казахского уровня мы не скатимся. Но четко прогнозировать падение российской экономики эксперты не берутся.
 
- Что  происходит  с  нашим  фондовым  рынком:  акции  то активно  дорожают, то так же быстро дешевеют...
 
- Как шутят биржевики, самое разумное в нынешней ситуации - это вообще не открывать биржи. Предсказать, куда будет двигаться рынок, никто не может. Причем, если западный рынок падет на 3 - 4%, наш в то же самое время - на 10 - 15%. Это связано с тем, что в нашей финансовой системе меньше денег. Все падения и все взлеты рынков происходят на очень маленьком объеме торгов.
 
- Будут ли банки еще менять условия по вкладам и кредитам?
 
- За последний месяц ставки уже выросли на 2 - 4%. Думаю, и цена займов, и цена депозитов поднимется еще на 2 - 3%. В ближайшее время мы станем свидетелями того, что кредиты будут получать только люди, каким-то образом связанные с банком.
 

- Недвижимость подешевеет?
 
- В регионах цены на недвижимость стали проседать еще с середины года. На Севере, в Поволжье и на Урале жилье к сентябрю подешевело на 5 - 10%. Я думаю, что нам следует ожидать просадки цен на недвижимость где-то на 25 - 30, может быть, до 40% в регионах. И на 15 - 20% в Москве.
 
- Имеет ли смысл сейчас брать ипотечные кредиты, если есть вероятность снижения цен на жилье?
 
- Ситуация непростая. Во-первых, сейчас ипотечный кредит получить намного тяжелее, чем 2 - 3 месяца назад. Банки серьезно ужесточают условия кредитования, ставки подняли до 13 - 16% в рублях, в валюте чуть ниже. Во-вторых, брать сейчас в кредит в долларах с учетом нестабильности валютного курса достаточно опасно, ведь курс американской валюты может вырасти и заемщику придется нести дополнительные издержки. Кроме того, банки пытаются застраховаться и закладывают в договора возможность пересмотра условий в зависимости от ситуации на рынке. Я бы посоветовал сейчас ипотеку не брать. Подождать полгода, когда более-менее устаканится ситуация как на рынке недвижимости, так и на банковском. Пока ипотека - слишком опасная игра.
 
Сбережения - в «корзину валют»
 
- Насколько уверенно сейчас себя чувствуют российские банки?
 
- Устойчивость банка зависит не от его активов, а от поведения клиентов. Обрушить можно самый устойчивый банк на свете, распространив информацию о его несостоятельности. Выстроится очередь вкладчиков, люди быстро сметут наличность в кассах, и банк вынужден будет признать себя банкротом. 
 
Принимая решение, в какой банк положить деньги в нынешней ситуации, на размер процентной ставки  надо смотреть в последнюю очередь. Наиболее устойчивы в нынешней ситуации госбанки, банки с иностранным участием и крупнейшие частные банки, которые связаны с финансово-промышленными группами России.
 
- Сейчас часто можно слышать  такое мнение: мол, помимо крупных росийских банков,  «дочки» иностранных также надежны, но ведь кризис-то пришел с Запада?
 
- Мы часто слышим про кризис на Западе, а денег нет у нас. Иностранный банк может списать миллиард долларов и по-прежнему выдавать кредиты, а для российского - это огромная сумма, которая может поставить крест на дальнейшей работе.
 
- В какой валюте лучше всего сейчас открывать депозит?
 
- Лучше сформировать корзину валют. Процентов 50 держите в рублях, потому что все равно вам придется в них расплачиваться. Не надо терять на конверсии. Процентов   30 - 35 в евро и процентов 15 - 20 в долларах.
 
ЛИЧНОЕ ДЕЛО
 
Виктор ШПРИНГЕЛЬ, кандидат экономических наук, доцент кафедры банковского дела Высшей школы экономики. Вице-президент Московского банка реконструкции и развития. Занимал различные должности в Центробанке России и Внешэкономбанке СССР. Принимал участие в разработке законов «О валютном регулировании и валютном контроле», «О страховании вкладов физлиц в банках России», «О реструктуризации кредитных организаций».
Источник: Комсомольская правда
Наверх