Поговори со мною, мама!

28 Ноября 2013
Автор: Оксана Чайковская Поговори со мною, мама!

Многие люди старшего поколения до сих пор помнят наизусть слова очень популярного когда-то шлягера:

«Давно ли песни ты мне пела, над колыбелью наклонясь…

Но время птицей пролетело, и в детство нить оборвалась.

Поговори со мною, мама, о чем-нибудь поговори,

До звездной полночи до самой, мне снова детство подари…»

Хороши слова песни, но далеко не у всех в жизни сохраняются такие уж отличные родственные отношения с самыми близкими. Даже с мамой, человеком, ближе которого нет. Сразу у нескольких моих подруг сейчас очень натянутые отношения со своими пожилыми мамами. И в этих семьях не звучат слова «Поговори со мною, мама!». Это не вражда, не ссоры. Это недопонимание отравляет родным людям общение в их, возможно, последние, отпущенные для общения и любви годы. Мне, потерявшей маму пять лет назад, трудно их понять. Смерть любимых многое стирает в памяти, идеализирует прошлое, и я бы сейчас дорого дала бы за возможность просто увидеть маму, хоть немножечко с ней поговорить. Сесть рядом, вдыхать ее запах, спешить выложить все новости, все сомнения, как в те краткие полчаса свидания, когда мама приезжала ко мне в пионерский лагерь, и мы, наскучавшиеся, не могли наговориться, наобниматься… Все мы помним такие встречи!.. Но подругам пока что не понять меня. У них свои сегодняшние проблемы.

Долг, которого не брали

У Зои мама еще очень бодра, живет отдельно, пенсия у нее неплохая, на обеспеченную всем необходимым жизнь хватает. Но маме требуется немного больше, чем необходимое. Всю жизнь, будучи очень активной, Мария Трофимовна и сейчас неугомонна. Она часто приходит к Зое, много помогает с внуками, стремится сделать как можно больше, держа в голове все проблемы в доме дочери и стремясь их решать. Но взамен она просит того же. Чтоб дочь и сын были тоже в курсе всех ее нужд и стремились немедленно помочь. Когда жив был папа, было легче. Он очень сильно отвлекал внимание мамы на себя. Теперь ей пусто и одиноко в своем доме, и Мария Трофимовна кипит идеями.

Зое уже за сорок. На работе она весь день общается с людьми и дома хочет закрыться в своей комнате и передохнуть, после того как часа два уйдут на приготовление еды и совместный ужин. Но если на нем присутствует мама, которая живет рядом и частенько заходит «просто так», об этом приходится забыть.

- Скажи, доча, а когда вы с Владиком сможете мне помочь линолеум перестелить? У прежних хозяев такой позорный линолеум был, я на него смотреть не могу! Я тут скопила немножко денег, если не хватит, вы с Мишей добавите, и давайте съездим, купим, выберем и постелем быстренько…

Зоя отмалчивается, сколько может, но вопрос продолжает подниматься, пока на этой почве не происходит скандальчик. Зоя просит маму подождать с таким серьезным ремонтом до лета. Мама доказывает, что все это пара пустяков, если работать «всем миром». Это для нее одной неподъемно, а для всей семьи - легко. Зоя не может ей никак объяснить, что как минимум всю мебель надо будет сдвигать с места, стенку, диван, стеллаж… И что брата Мишу жена в выходные вовсе не рвется отпускать работать к матери, да и ее Владик хочет единственный выходной в неделю отдыхать, а не «пахать на тещу». Их поколение уже не застало тех времен, когда принято было всей родней помогать друг другу. Мама дуется, сокрушается, что до лета ждать долго, что она не может жить в таком ужасе, с протертым линолеумом. Зоя тоже психует, убеждает мужа и брата, что долг платежом красен. «Мы у нее помощи не просим», - отвечают мужики, и они в чем-то правы. Со снохой у бабы Маши отношения не сложились, та не любит вмешательств в свое хозяйство. Так что Зое мать всегда помогала больше, чем Мише. Но и муж Зои едва выносит ежедневные визиты тещи. «Мало того что я терплю ее у себя почти каждый день, так еще и в выходной должен решать ее проблемы», - ворчит он и уходит в отдельную комнатку. А Зоя мечется в бессилии. Мама ее не понимает и требует то новый пол, то ремонт на кухне, то побелку коридора.

Впрочем, все это - материальное. А как же насчет «поговорить-поцеловать»? А не хочется ничего этого Зое. И это тоже обижает мать. Зоя признается, что уже не желает делиться с мамой своими проблемами, иначе мама начнет их решать, а потом опять напоминать про долги. И Зое все больше хочется жить подальше от мамы.

Просто мама очень одинока

Алена с мамой не очень-то церемонится. Простая деревенская баба, которой сейчас уже под восемьдесят, Зинаида Арсентьевна всю жизнь была «двужильной» и всякие «фигли-мигли» да нежности не признавала. Вкалывала всегда, стремится вкалывать и сейчас. Но дочь ей не дает ничего делать. И ничего не просит. Отца уже давно нет на свете, и лет 15 назад Алена перевезла маму в город, помогла ей купить свою квартирку, но маме, конечно, там скучно одной. И она каждый день приезжает с утра пораньше с другого конца города к Алене, как на работу. В шесть встает, в семь уже на остановке, в восемь своим ключом дверь открывает. Пока дочь собирается на работу, мама наслаждается общением. Расспрашивает, дает советы, интересуется, что сделать по дому. Алена неизменно отвечает, что ничего не нужно, но мать, конечно же, находит себе дела. То кастрюли перемывает, то кафель чистит, то готовит еду на свой вкус, которая внучкам не нравится… Пылесосит, стирает пыль, чистит картошку «про запас», на вечер. Алена раздражается, ее тяготит это ежедневное общение. Она хотела бы этот утренний час, который так мал, потратить по своему усмотрению - накраситься без суеты, по телефону с подругой новостями поделиться, почту в компьютере проверить… Но надо разговаривать с мамой, слушать ее жалобы на ЖЭК и на соседей. А Алена к тому же встречает мать уже задерганной, огорченной конфликтами с дочерьми, которые никак не могут уйти в школу без приключений. Кучу энергии и нервов отнимает утренняя процедура - их разбудить, собрать, заплести, проводить…

Как-то Алена не выдержала и попросила маму приезжать хотя бы через день. Или немного попозже. Но мама искренне удивилась: «Я же специально пораньше выезжаю, с тобой повидаться!» Так они и не поняли друг друга.

«Не хочу у нее ничего отнимать!»

Наташа по жизни очень щепетильная. Когда занимает деньги, отдает всегда в срок. Не любит ни перед кем быть обязанной. Ни у кого ничего не просит. Она единственный ребенок у своей мамы, больше у той никого нет, с мужем мама разошлась давным-давно, да и нет его теперь в живых. Мама, по словам Натальи, очень навязчива, все время что-то хочет отдать, подарить, чем-то помочь. Постоянно признается дочери и внуку, что живет только для них, что готова им все отдать. А Наташка говорит мне, что совсем не хочет ничего отнимать у матери, ведь у нее толком ничего нет. Наталья сама хотела бы матери помочь. А та за свое: «Мне ничего уже не надо, скоро умирать! Это вам жить, вас поддержать надо». Такое вот материнское отречение.

Наташа стремится побольше поговорить с мамой, убеждает ее: «Мне ничего не нужно, ты здорова, ты можешь сама прийти, поговорить со мной, пожалеть. Это самое главное, это ни за какие деньги не купить…» Но мама откладывает с пенсии какие-то копейки, тащит внуку гостинчики и говорит: «Бери, бери, помню сама, как трудно быть матерью-одиночкой!» Наташа терпит, молчит, они с мамой не ссорятся. Но это дается ей ценой больших усилий. Потом Наталья отводит душу, откровенничая с подругами на эту больную и для них тему, а назавтра снова улыбается маме.

«Не отвалится голова - прирастет борода!» - говорила моя прабабушка. Надеюсь, всем этим моим подружкам повезет пожить подольше и оказаться на месте своей постаревшей мамы и уже смотреть на эту проблему с другой стороны. А пока эти проблемы омрачают ежедневное существование. Я не знаю, что им сказать, лишь выслушиваю, как-то попробовала дать совет Алене, а она мне напомнила, как я сама ей на маму жаловалась. Я вспомнила, что и у нас было непонимание и что я была в чем-то не права. Но теперь мне уже не исправить те ошибки. А вот у подруг такая возможность есть. 

Комментарии

Наверх