06 Апреля 2007
Автор: Виктор Баранец Фото: Валерия Мельникова и Семена Лиходеева («Коммерсант Министр, который не любит светиться. Продолжение

Глава российского военного ведомства Анатолий Сердюков решил подучиться в Академии Генштаба

Начало в номере за 4 апреля

Девушки из приемной
 
В министерство Сердюков приезжает, как и его предшественник, в 8.50 - 9.00.
 
Впереди его черного BMW (есть и «синяк»-мигалка - все это досталось от Иванова, но шофер новый) от дома и до Знаменки едет машина ГАИ (положено по статусу). В «хвосте» - «Волга» с личным охранником и двумя офицерами связи, между которыми на заднем сиденье стоит увесистый черный кейс, из которого выглядывает белая головка спутниковой антенны. Это - «ядерный чемоданчик». Сердюков уже получил все инструкции, как им пользоваться в случае необходимости. Охранники (офицеры ФСО) у него тоже новые - прежних забрал с собой Иванов.
 
BMW заезжает во внутренний дворик Минобороны и подкатывает к крыльцу - так называется дверь с небольшим козырьком, которая ведет к персональному лифту министра. В сопровождении своего охранника он поднимается на пятый этаж, где у него просторный и по-церковному высокий кабинет.
 
Первым на доклад с данными Центрального командного пункта обычно заходит генерал-лейтенант Андрей Казаков - замначальника аппарата министра (раньше обычно эти обязанности выполнял начальник аппарата генерал Андрей Чоботов, но сейчас он уже потихоньку пакует вещи - ждет перевода в аппарат Иванова). Казаков - опытнейший аппаратчик с большим стажем службы в Минобороны. После первой же беседы он покорил Сердюкова глубоким знанием дел и теперь стал почти тенью министра, все выезды в штабы - только с ним.
 
А недавно министр отдал приказ, который шокировал многих: в приемной Сердюкова (ее еще называют предбанником) с утра и до вечера вместо офицеров теперь дежурят строгого вида женщины. Их перевели из Федеральной налоговой службы. Такого в Минобороны никогда не было. Дело в том, что дежурный по приемной главного армейского начальника не только отвечает на звонки и по телефону внутренней связи сообщает министру о жаждущих прорваться к нему, но и посвящается в гостайны. У дежурного на столе генералы иногда оставляют для министра документы - в том числе и с грифом секретности. Иногда дежурному сообщают суперконфиденциальные новости командующие (ведь надо же сказать, по какой причине человек рвется на связь - скажем, ядерный реактор забарахлил на подлодке или стратегический бомбардировщик что-то обронил из-под небес).
 
Говорят, что офицер контрразведки, который курирует Центральный аппарат министерства, оказался в предынфарктном состоянии, когда узнал, что дамы получили право «сидеть» на конфиденциальной стратегической информации. А вот есть ли у них спецдопуск (разрешение иметь доступ к секретным сведениям) - об этом спросить побаивались. Вдруг министр разгневается.
 
Был конфуз и с самим министром. Аппаратчики не успели вовремя оформить даже ему самому документы, разрешающие допуск к сведениям особой важности.
 
Родословную даже обычных офицеров в таких случаях «просеивают» несколько месяцев и до десятого колена. А тут ведь министр! Проблему снимали в авральном порядке. Пришлось запрашивать разрешения в правительстве и даже, говорят, в Кремле. Так что по строгому счету и «ядерный чемоданчик» пару недель лишь формально принадлежал Сердюкову. Пришлось секретчикам не раз хвататься за сердце и тогда, когда министру надо было представить документы, в которых содержались, скажем, сведения об операциях Главного разведуправления или о количестве и состоянии наших ядерных арсеналов. Теперь, как меня убеждали собеседники, «все положенные процедуры выполнены, все проблемы сняты»...
 
Вегетарианское меню
 
Первые три недели министр знакомился с начальствующим составом Минобороны и Генштаба. Генералы и полковники шли к Сердюкову как на эшафот. У некоторых во время доклада голос дрожал, как у боязливого студента на госэкзамене. Иногда в середине доклада Сердюков по-отечески теплым голосом мог сказать: «Чаю или кофе хотите?» Некоторые терялись настолько, что не знали, как реагировать. Не привыкли еще. В первые дни Сердюков чаще всего говорил по «кремлевке» с Ивановым - Сергей Борисович над ним вроде как старший начальник, товарищ и куратор. При Путине ведь пообещал ввести коллегу в должность.
 
Примерно с 13.00 до 14.00 - у Сердюкова обед. Позади его кабинета есть комната отдыха, куда из спецбуфета аккуратно одетый в черный костюм и белую рубашку молодой официант прикатывает никелированную тележку с посудой. И накрывает стол. Меню у министра полностью вегетарианское - все гадают: то ли пост соблюдает, то ли худеет. Придворные министра замечали, что Анатолий Эдуардович трапезничает в одиночку редко - кого-нибудь из генералов да пригласит. Но частенько наведываются и налоговики.
 
Однажды был замечен за дружеским обедом и начальник Генштаба Балуевский. Кстати, именно он после назначения Сердюкова целыми часами вводил министра в курс дела. А вскоре после этого по Генштабу пошли разговоры, что Сердюков сказал Балуевскому - мол, вы занимайтесь, как и раньше, оперативным управлением войск, а я в вашу «епархию» лезть не буду. Я займусь решением административно-политических вопросов, деньгами и снабжением. Такая постановка вопроса многим в Генштабе понравилась, ибо любое противостояние выматывает людям нервы.
 
Но понимает ли Сердюков, что даже его огромного налогового опыта мало, чтобы быть министром обороны? Ведь управлять-то надо не только деньгами, но и Вооруженными силами. Сколько уже ехидной критики прозвучало в его адрес! Видимо, это крепко достало министра. И он отважился на небывалое: попросил устроить ему военные курсы - как для слушателя Академии Генштаба. Такого в истории Минобороны еще не было. Учить Сердюкова будут лучшие доктора наук и профессора. А система обучения избрана такая: часть лекций министр прослушает в академии, а часть - в министерстве. Возможно, в своем рабочем кабинете. Без отрыва от производства.
 
Надо ведь не только учиться, но и министерством управлять.
 
«Комплекс прессы»
 
Прессу Сердюков по-прежнему не привечает. Его еле уговорили выступить по ТВ накануне Дня защитника Отечества. Он сдался лишь после того, как кто-то из генералов сказал: «Анатолий Эдуардович, вас могут не понять армия и Верховный. Это же священный ритуал!»
 
В тревожном состоянии живут офицеры управления информации. Их судьба «висит в воздухе». Бывший начальник - генерал Сергей Рыбаков - ушел с Сергеем Ивановым. Неясность ситуации давит на информационщиков. Кто будет ими командовать, кто будет пресс-секретарем министра - непонятно. За полтора месяца Сердюков дал лишь одно (весьма формальное) интервью и не провел еще ни одной пресс-конференции.
 
Такая закрытость раздражает прессу, которая начинает брать недружественный тон. Дефицит информации порождает слухи, кривотолки, домыслы, а то и опасную ложь. Если министр держится в стороне от полей информационных войн, он легко уязвим. А ведь главный силовик страны - это вам не засекреченный начальник какой-то «крутой» тюрьмы и агент Главного разведуправления. Он постоянно обязан быть «на свету», ибо отвечает за судьбы миллионов людей. А они хотят понимать его действия и решения, его отношение к волнующим армию проблемам. Да их интересует даже чисто обывательское - где именно служил министр после вуза, кто у него жена, сколько у него детей. Правда ли, что его хобби - рыбалка и чтение детективов? Командира, который «играет в прятки» со своей армией, она не понимает. И не только у войскового люда - даже у тех, кто служит с министром на одном этаже, уже накопилась уйма вопросов, на которые они не могут получить ответов от своего шефа. Взять хотя бы тот же Общественный совет при министре обороны. Что дальше с ним будет? Ни для кого не секрет, что он создавался под бывшего министра. А ведь сколько трудов было затрачено, сколько копий сломано, когда в Совет по всей России подбирали самых уважаемых в стране людей. Шесть десятков «знаковых личностей» во главе с Никитой Михалковым собрали в одну команду и распределили по комиссиям. И что? Каждая ковыряется в своих проблемах и не знает, как их решать, - ведь нужен постоянный контакт с первым лицом в Минобороны, а не только с генералами, которые без Сердюкова ничего сами решить не могут.
 
Сердюков по-прежнему «закрыт». А пресса уже на все лады изгаляется над тем, что Общественный совет стал очередной «фиговой бумажкой» Минобороны.
 
Впрочем, не только над этим.
 
Уже первый выезд Сердюкова за пределы Москвы закончился суровым разносом: в Питере министр заявился в нахимовское училище, где обнаружил «родной» каждому военному бардак и отстранил от должности начальника заведения - контр-адмирала Александра Букина - «за выявленные недостатки в организации учебы и быта курсантов». За этой формулировкой - «раззявленные» мусорные баки, облепленные воробьями, грибок на стенах казармы, вода в подвале. И за это - снимать командира с 30-летним стажем службы? Можно было «дать сутки на устранение недостатков» и снять вопрос. Наверное, и сам Сердюков понял, что погорячился, но лишь тогда, когда вернулся в Москву. Однако новость о снятии начальника училища уже ушла в новостные ленты. И армейской пресс-службе, дабы смягчить конфузию, тут же пришлось закрывать своей грудью министра: дескать, факты были, но Букина не увольняют, а всего лишь переводят на другую должность. Что было на самом деле - до сих пор неведомо сбитому с толку народу. А тут уже подоспела и другая детективная история: из Волгограда пришло сообщение, что там на ОАО «Химволокно» Сердюков избран председателем совета директоров. С момента появления этой новости на лентах информагентств прошло уже недели две. Скажите, вам интересно знать, с какой такой стати министр обороны связал себя с химией? Мне лично - да. Но тайна сия так и остается за семью печатями. И вот вам первый результат: некоторые СМИ уже высказывают догадки, что директорство Сердюкова в Волгограде - это своего рода «дополнительный бизнес». И кто помешает журналистам именно так думать и писать? Да никто. Хотя бытует и другое мнение: каждый министр для пущей престижности старается попасть в какие-нибудь руководящие экономические структуры. Это своего рода «мода» и в Кремле, и в правительстве. Но все равно интересно от самого А. Э. услышать ответ на вопрос: а зачем вам все это нужно? Надеюсь, министр обороны удосужится ответить на него...
 
Задание на завтра
 
Из Минобороны уже просочились сведения, что вскоре Сердюков будет инспектировать Дальневосточный военный округ. А потом - визит в Китай. Вообще-то по традиции первые визиты в дальнее зарубежье новые министры обороны России обычно наносили в США. Это был своего рода традиционный «знак признания» авторитета партнера. Но, кажется, Сердюкову выпала иная миссия - показать, что военная политика России имеет не только западные, но и восточные векторы. А летом Сердюков будет присутствовать на крупнейших российско-китайских учениях - подготовка к ним уже началась. А еще Сердюков указом президента назначен председателем межправительственных комиссий по военно-техническому сотрудничеству с Китаем и Индией. Кстати, Путин сказал Сердюкову, что «первоочередной задачей России в таком сотрудничестве должно стать развитие новых форм кооперации - совместной разработки и последующего серийного производства вооружений как для собственных нужд, так и на экспорт». Именно такую кооперацию Сердюков будет развивать. Ему предстоит решить несколько трудных вопросов с Индией и Китаем. Россия с 2005 года так и не начала реализацию крупного контракта на поставку китайским ВВС 34 транспортно-десантных самолетов Ил-76МД и четырех самолетов-заправщиков Ил-78МК. А это - миллиарды долларов. Сердюкову предстоит разгадать трудную загадку: почему российская оборонка «пробуксовывает»?
 
Ему уже шепнули на ухо - идет жестокая борьба между фирмами, одни кланы схватились с другими. Министру придется их разводить.
 
А тут еще Дели недоволен поставками в Китай российских авиадвигателей РД-93, которые затем вместе с истребителями FC-1 Super-7 экспортируются в Пакистан - другому недружественному соседу Индии. Дели же торопит Москву заключить конкретные соглашения о разработке нового транспортника и истребителя пятого поколения, предварительная договоренность о которых была достигнута Сергеем Ивановым во время визита президента Путина в Индию в январе. В общем, у Сердюкова хватает дел как на внутреннем, так и на международном «фронте».
 
ЛИЧНОЕ ДЕЛО
 
Сердюков Анатолий Эдуардович
 
Родился 8 января 1962 г. в п. Холмский Абинского района Краснодарского края.
 
В 1984 г. окончил Ленинградский институт советской торговли, а в 2001 г. - Санкт-Петербургский государственный университет.
 
По специальности - экономист, юрист.
 
С 1980 по 1984 г. - студент Ленинградского института советской торговли.
 
С 1984 по 1985 г. - служба в Советской Армии.
 
С 1985 по 1991 г. - заместитель заведующего секцией, заведующий секцией магазина № 3 Ленмебельторга, г. Ленинград.
 
С 1991 по 1993 г. - заместитель директора по коммерческой работе Ленмебельторга, г. Ленинград.
 
В 1993 г. - заместитель директора АО «Мебель-Маркет», г. Санкт-Петербург.
 
С 1993 по 1995 г. - директор по маркетингу АО «Мебель-Маркет», г. Санкт-Петербург.
 
С 1995 по 2000 г. - генеральный директор АО «Мебель-Маркет», г. Санкт-Петербург.
 
С 2000 по 2001 г. - заместитель руководителя Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по работе с крупнейшими налогоплательщиками по г. Санкт-Петербургу.
 
В 2001 г. - заместитель руководителя Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по работе с крупнейшими налогоплательщиками по г. Санкт-Петербургу.
 
С 2001 по 2004 г. - руководитель Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по г. Санкт-Петербургу.
 
В 2004 г. - заместитель министра Российской Федерации по налогам и сборам.
 
В 2004 г. - временно исполняющий обязанности министра Российской Федерации по налогам и сборам.
 
27 июля 2004 г. назначен руководителем Федеральной налоговой службы.