17 Февраля 2007
Автор: Ирина Яковлева. Фото: Фото автора. Почему диакона Кураева Томск разочаровал?

Андрей Кураев всю ночь беседовал с лидером «Алисы» и владыкой Ростиславом

 

Диакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии и Свято-Тихоновского богословского гуманитарного университета, несколько дней провел в Томске. Он не впервые приезжал в наш город, но в этот раз его приезд совпал с гастролями рок-группы «Алиса». Мало того, у Кинчева была даже задумка вывести Кураева на сцену после того, как обнаружил его среди публики...

 

«Не доводите меня до точки кипения»

Диакон Андрей Кураев сразу расположил к себе - особенным, только одному ему свойственным способом.

- Мои титулы можно забыть, но имейте в виду, что вы беседуете с крупнейшим богословом русской православной церкви... по объему талии, - так начал нашу беседу отец Андрей. - Есть еще несколько предостережений. Не доводите меня до точки кипения, не задавайте два ненавидимых мною вопроса: «цель вашего приезда в наш город» и «ваши впечатления о Томске». Не хватает только спросить еще о творческих планах... Чем более жесткие, резкие вопросы зададите, тем будет интереснее всем нам.

Аудитория чуточку притихла, переглянулась и, поскольку тема

нашей встречи была заявлена как «церковь и молодежь: неизбежен ли конфликт?», мы начали с рок-концерта в Томском Дворце спорта, на котором был замечен диакон Андрей Кураев.

 

Ужинал с Кинчевым и владыкой Ростиславом

- Отец Андрей, какое впечатление от общения с неформальной молодежью?

- Я на концерте не выступал, но потом мы до двух часов ночи с Кинчевым и владыкой Ростиславом сидели, ужинали, беседовали. Это памятная ночь в нашей жизни. Я признаюсь, люблю слушать песни «Алисы». Но при одном условии - если дело происходит дома, в Москве, у Константина Кинчева, где он ставит мне свои новые песни, дает распечатку стихотворений, чтобы я мог понять, о

чем идет речь. Так мне нравится больше. На концерте же я в основном ходил по коридорам, сидел в кафе, а ребята сами ко мне подходили. Слово «рокер» ни в коем случае не является диагнозом. Это очень разные люди, интересные.

 

Свобода дорога

- Отец Андрей, не собираетесь ли вы принять сан священника и организовать молодежный приход?

- Да, я разрешил себе однажды помечтать: стану священником, меня назначат настоятелем какого-нибудь московского храма. Храм мой был бы студенческо-молодежным, но я ребят держал бы в ежовых рукавицах. Сказал бы: «Соблюдайте церковный устав! На Пасху священники служат в красном, на Успенье - в белом, на Рождество Божьей матери - в голубом, на Троицу - в зеленом. Слушай сюда, тусняк, крась хайр в цвет праздника!». Я бы строго с ребятами обращался. Но это мечты...

В 28 лет я понял, что не могу больше общаться с молодежью просто как ровесник. Потому надел рясу, стал диаконом. То, что я не священник, дает мне определенную степень свободы. Я имею право не отвечать на вопросы людей. Когда меня спрашивают: «Что мне делать с моим сыном, как быть с мужем?» - я говорю: «Простите, я не священник!». Когда меня спрашивают: «Поясните, что мне приснилось сегодня ночью?» - я говорю: «Извините, я не монах! На старческие советы не претендую!». У меня здесь удивительная роскошь (не каждый журналист этой роскошью обладает) - право выбора собеседника. И я не хочу этого лишаться.

 

Двадцать веков - полет нормальный

- Ницше говорит: бог умер, а вы говорите, что православие живет. Каковы основные метаморфозы нынешнего православия в России?

- Это известный обмен SMS-ками (Бог умер. Подпись: Ницше. Ницше умер. Подпись: Бог). Православие живо, и одним из показателей его жизнеспособности, я думаю, является минувшая ночь. Уверяю, ни я, ни тем паче владыка Ростислав (а у меня с ним дружба давняя - со студенческих пор, с семинарии) лет 15-20 назад и подумать не могли, что будем коротать ночь с рокерами. Идет процесс жизнедеятельности. Двадцать веков - полет нормальный!

 

Слово и дело

- Как, на ваш взгляд, можно преподносить школьникам проблемы религии?

- История церкви знает: бывает, что иногда священник сам не знает, что сказал. То есть слова оказались мудрее автора этих слов. Нечто подобное произошло сейчас. Педагоги из патриархии предложили ввести основы православной культуры, но до конца, я убежден, сами не поняли, что они сказали. Я признаюсь, что наши церковные педагоги совершили ошибку с этой инициативой. На мой взгляд, надо было, обосновав этот проект, заказать учебник. И этот учебник должен быть настолько вкусным, чтобы даже атеистам захотелось его лизнуть!

 

Кураев + Остер = Ужасный Закон Божий

- Неужели не было никаких попыток создать такой учебник?

- На мой взгляд, в нашей стране такой учебник могут написать только два человека - я и Григорий Остер. Если нас арестовать, запереть в Доме творчества на год, то получится то, что надо, ­

его остроумие, талант и некоторое мое знакомство с предметом... Я даже название придумал: «Ужасный Закон Божий». Название для авианосца готово, осталось только построить авианосец, полработы уже точно сделано.

- А когда приступите-то?

- Как только заболею. Таков график моей жизни. Пока есть еще остаток сил, я в полете. Надеюсь, что господь даст мне не

слишком болезненную, но долгую старость, когда я осяду в Москве и Господь даст мне возможность исписаться. Я очень рад, что у меня подагра (это же очень здорово, что болезни начались с ног, а рабочий орган, то есть голова, пока еще работает).

 

Православный не может быть троечником

- У нас семинаристы провели футбольный матч с осужденными. Ваше отношение?

- Я помню историю двухлетней давности. Говорят, что архимандрит Тихон Шевкунов, наместник Сретенского монастыря, является духовником Владимира Путина. Слух - великая сила, поэтому понятно, что Сретенский монастырь стал местом паломничества чиновных людей, ищущих «доступа к телу». Монастырь расположен на Сретенке, на Лубянке (отец Тихон скромно называет себя «архимандритом всея Лубянки»), понятное дело, что люди из силовых структур тоже любят туда заходить.Однажды пришел к отцу Тихону полковник из Академии погранслужбы. Вдруг видит: во дворе семинаристы в футбол гоняют. В его военном уме это никак не сопрягалось - церковь и футбол. Предложил полковник организовать матч - семинаристы против курсантов. Отец Тихон собрал семинаристов и объявил: «Православный человек не имеет права быть троечником! Условия следующие: выигрываете матч - все пирожные-мороженое, что в мире есть, ваши в неограниченном количестве, проигрываете - каждый по тысяче поклонов! Согласны?». Итог матча - 4:0 в пользу семинаристов. Счет матч-реванша - 5:1 опять же в пользу семинаристов. Сущая правда, что отец Тихон скрыл от полковника маленькую подробность: двое из семинаристов были членами юношеской сборной России по футболу...

 

Где есть центр?

- Вы много ездите по стране. У вас изменяются мнения о России?

- Я очень редко меняю свои позиции. Однако в одном перемена произошла. Раньше, как всякий думающий москвич, я не любил

Москву и полагал, что спасение России придет из глубинки, а богатство России будет прирастать Сибирью.Поездив по стране, я стал москвоцентристом. С некоторой печалью должен сказать, что Москва - самый православный город России, там наиболее полная палитра форм церковной жизни, наполненность смыслом этих форм. Меня ошарашила цифра: по подсчетам, число церковных людей в Томске чуть больше одного процента. Меня это удивило. По социологическим данным, в Москве около 5 процентов церковных людей, в крупных городах - 4, в средних и маленьких городах - 3, на селе - меньше 2 процентов. Поэтому от Томска не ожидал такого...