29 Ноября 2020
Автор: Валерия Золотухина Фото: из открытых источников В интересах особенного ребенка

«Инклюзия» в образовании - модное слово. Подчас его употребляют без особой надобности. Меж тем в этом определении существует множество нюансов и тонкостей. В чем они заключаются, насколько Томск продвинулся в плане включения особенных детей в образовательную и профессиональную среду, какие проблемы приходится преодолевать родителям особенных детей, рассказала Ирина Ерина, старший преподаватель кафедры дошкольного, начального и инклюзивного образования Томского института повышения квалификации работников образования (ТОИПКРО), председатель регионального отделения организации «Российский детский фонд». Она же - мама особенного ребенка.

 

Оказавшись в школе среди обычных школьников, дети с ОВЗ не будут от этого такими же, как их сверстники: например, ребята с нарушениями зрения и слуха в одночасье не прозреют и не станут слышащими. У них особые образовательные потребности, а значит, необходимо создавать специальные условия для обучения. Такие условия не обеспечить одномоментно в каждой школе или в детсаду. Бывает, родителям сложно это понять. Возможно, поэтому, когда нужно решать, где и как ребенок будет получать образование, у них возникает множество вопросов, ответы на которые не всегда можно найти самостоятельно. Казалось бы, есть смысл обратиться к специалистам. Однако такое стремление свойственно не всем мамам и папам.

- Взрослым иногда сложно принять данность такой, какая она есть, - говорит Ирина Ерина. - Кто-то категорически не согласен с заключением психолого-медико-педагогической комиссии, с рекомендациями специалистов в части обучения конкретного особенного ребенка. Конечно, существует много информационных интернет-ресурсов по этой тематике. Но разобраться, где достоверная информация, а где нет, достаточно сложно.

Педагоги, медики и специалисты, у которых есть опыт работы с особенными детьми, советуют: выбирая образовательную организацию, родителям прежде всего стоит подумать об интересах ребенка. Надо четко понимать, сможет ли он практически обучаться в обычной общеобразовательной школе либо посещать детсад, который, по мнению мамы и папы, наиболее подойдет ему. С этим согласна Ирина Ерина.

- Для ребят с ОВЗ в Томске есть специализированные образовательные организации, но это не инклюзия, - подчеркивает Ирина Ивановна. - Собственно инклюзивное образование организовано в тех в школах и детсадах, где, наряду с преподаванием предметов по общеобразовательной программе, проходит обучение детей с ОВЗ по адаптированным программам - либо целыми группами и классами, либо отдельными включениями в классы и группы. В областном центре имеются великолепные примеры инклюзивных детских садов, среди них детсады № 1, 54, 53, где дети с разными потребностями воспитываются в одном образовательном пространстве. Есть инклюзивные школы: например, Академический лицей им. Г. А. Псахье (это уникальный опыт, здесь для детей с расстройствами аутистического спектра создана отдельная ресурсная зона); «Эврика-развитие», где запустили ресурсный класс совместно с некоммерческой организацией «АУРА», созданной родителями; школа № 42 показывает достойный пример обучения детей с тяжелыми нарушениями речи и задержкой психического развития (ЗПР). Работают у нас и другие школы, детсады, а также некоммерческие организации, занимающиеся образованием и развитием особенных ребятишек. Важно выбрать такую, где ребенок действительно сможет обучаться, приобретать необходимые жизненные компетенции.

Однако школьные годы заканчиваются, и перед родителями встает проблема получения особенными детьми профессии, а затем их последующего трудоустройства.

К сожалению, в регионе в среде профессионального обучения условий для особенных детей крайне мало.

- Когда в школе училась моя дочь, у нашей семьи не было выбора: до введения в образование ФГОС, рассчитанных на учащихся с нарушениями интеллекта, речь о получении ими профессии была бессмысленной, - говорит Ирина Ерина. - Сейчас по действующему стандарту в школах вводят предпрофессиональное приобретение особенными детьми определенных навыков. В Томске есть техникум социальных технологий, который уже не вмещает желающих обучаться. Есть несколько училищ, где предлагают программы для ребят с ментальными нарушениями. Но здесь возникает вопрос: куда пойдет потом работать человек с особыми потребностями? У нас отсутствует система трудового профессионального сопровождения таких людей. Правда, этим в какой-то мере занимаются родительские НКО по организации трудовой занятости особенных детей. Например, «Незабудка», куда ходит и наша Ксения. Там есть мастерские ковроткачества, вышивки. Ребята занимаются под руководством специалистов (считаю, что это святые люди, вкладывающие душу в дело, которым занимаются). Есть организация «Ресурс-Плюс». Но сколько человек они смогут принять? Мне известна история: девушка с синдромом Дауна окончила техникум социальных технологий, работы не нашла. Ее должны поставить на учет в центре занятости как безработную. А так как у нее нет трудового опыта, пособие по безработице составит 1,5 тыс. рублей. На это даже сказать нечего.

Кто должен заниматься решением вопросов, связанных с дошкольным, школьным и профессиональным образованием, а затем и с трудоустройством людей с особыми потребностями? Специалисты считают: это компетенция государства в лице Минтруда, Минпросвещения, Министерства социальной политики, а также региональной власти. Но одна из главных движущих сил - родители особенных детей, которым под силу преодолевать существующие барьеры, стучась в двери чиновничьих кабинетов. Чем активнее заявлять о проблемах, тем, возможно, быстрее окружающая среда станет для особенных граждан любого возраста более доступной, адаптированной, универсальной.