27 Февраля 2007
NYT: в России выборы главы государства превратились в "проблему-2008"

Проблема Путина в том, что после проведенной зачистки российского политического пространства стало просто невозможным представить на его месте кого-либо другого. И в этом он может винить только себя самого. Подлинная популярность нынешнего гаранта Конституции, не лишенная старательно культивируемой вокруг него аурой "царя", уничтожает малейший шанс на появление альтернативы правителя. Не случайно предстоящие выборы чаще всего называют "проблема 2008", напоминает американское издание.

Современная постсоветская Россия - все еще очень молодая страна, правда с древнейшей традицией наследственной передачи власти. Единственным примером выборов власти, когда существовала альтернатива избрания правителя, стал 1996 год, когда первый президент страны Борис Ельцин состязался в предвыборной гонке с лидером коммунистов Геннадием Зюгановым. Но даже в том случае нельзя назвать проведенную кампанию честной, хотя ее результаты были восприняты на Западе. После стареющий Ельцин просто назначил Путина своим преемником, пишет The New York Times. Для этого бывшего главу Федеральной службы безопасности в августе 1999 года выдвинули на пост премьер-министра, а еще через 4 месяца он стал исполняющим обязанности президента страны (полный текст на сайте InoPressa).

Путин никогда в жизни не участвовал ни в каких выборах, но в марте 2000 года в качестве действующего президента он их выиграл, сосредоточив в своих руках не только бразды правления государством, но также получив контроль над несколькими федеральными телеканалами. Победа Путина над Геннадием Зюгановым определилась уже в первом раунде, в котором он получил 52% голосов (газета Moscow Times тогда писала, что этому могла способствовать фальсификация результатов выборов в регионах).

К 2004 году среди конкурентов Путина оставались лишь лидеры второстепенных партий, которые либо высказывались за переизбрание президента, либо исчезали с политической арены в публичное небытие, лишаясь доступа к телевидению и подвергаясь постоянному давлению, замуфлированному под проверки помещений пожарными инспекциями либо пикеты политических противников. В результате вторые президентские выборы Путин выиграл, набрав уже 71% голосов, что, по мнению газеты, походило на фарс.

Безусловно, после прихода Путина к власти ситуация в стране несколько улучшилась, подмечает The New York Times. Страна избавилась от хаоса и преступности, которые царили в России в 1990-е годы. Однако сделано это было ценой создания авторитарной системы власти, которая является демократической лишь по форме (точно так же и в СССР устраивались образцово-показательные выборы).

Путин стал назначать губернаторов в регионы, а также отправил в "изгнание" за границу или в тюрьму видных бизнесменов, которые могли представлять для него потенциальную угрозу. Он настолько утвердил влияние Кремля в законодательных органах, что теперь они полностью потеряли свое политическое лицо, а спикер Государственной думы Борис Грызлов "ничтоже сумняшеся" заявляет с трибуны, что "парламент - не место для дискуссий".

По мнению американской газеты, многие обвиняют Путина в том, что он создает облегченную модель Советского Союза, или новую имперскую Россию. И хотя сторонники президента это оспаривают, несомненно, что Путин сконцентрировал практически всю политическую и, возможно, экономическую власть в своих руках, и в руках своих доверенных лиц. Последние все более активно распоряжаются природными ресурсами и стратегическими предприятиями в России.

"Кремль Инкорпорейтед" - вот название той гибридной системы, которую создал Путин, полагает газета, отмечая, что это капитализм с авторитарным лицом.